Признание себя банкротом: отличия зарубежной практики от практики российской