Привлечение должника к уголовной ответсвенности

Статья 177 УК РФ об уголовной ответственности за злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности занимает особое место в системе уголовно-правовых средств обеспечения возвратности долгов, защиты гражданского оборота от криминала. Причина тому - в особой конструкции, универсальности соответствующей уголовно-правовой нормы и некоторых иных обстоятельствах. Следует напомнить, что указанная статья называется "Злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности" и действует в следующей редакции:
"Злостное уклонение руководителя организации или гражданина от погашения кредиторской задолженности в крупном размере или от оплаты ценных бумаг после вступления в законную силу соответствующего судебного акта наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет".

Статья 177 УК РФ потенциально эффективна, если (как прием для размывания ответственности, перекладывания ее на плечи друг друга) используется поочередная смена руководителей организации-должника.
Лица, контролирующие организацию-должника (учредители, участники, акционеры, теневые владельцы), в период уклонения от погашения задолженности нередко меняют руководителей организации, рассчитывая на то, что этот прием затруднит определение виновного, и в итоге никто не будет привлечен к ответственности.
Нельзя сказать, что подобная тактика совершенно нерезультативна, однако при грамотном расследовании злостного уклонения от погашения кредиторской задолженности положение "уклонистов" только усугубится. Потому что по смыслу закона каждый из сменявших друг друга руководителей подлежит уголовной ответственности по ст. 177 УК РФ, если будет доказано, что все они в период нахождения в должности злостно уклонялись от погашения кредиторской задолженности. При согласованных действиях (принимая эстафету друг от друга, следуя единому плану) они будут отвечать как соучастники (ст. 33 УК РФ). Если же согласованность действий (бездействия) не будет доказана, тогда появятся основания для вывода, что каждый "уклонист" совершил самостоятельное преступление.
Увольнение с должности одного руководителя означает, что с этого момента совершенное им преступление (ст. 177 УК РФ) прекращается, но освобождение от должности не влечет освобождения от уголовной ответственности. Виновный должен понести ее в пределах срока давности привлечения к ответственности, который будет отсчитываться с момента увольнения с должности, так как преступление носит длящийся характер (подробнее об этом см. ниже). Кроме того, факт злостного уклонения от погашения кредиторской задолженности предыдущего руководителя организации не снимает с нового руководителя обязанности принимать исчерпывающие меры к исполнению соответствующего судебного акта и не освобождает его от ответственности по ст. 177 УК РФ в случае злостного уклонения.

Статья 177 УК РФ нередко является последним шансом обеспечить возвратность долга уголовно-правовыми средствами - если злонамеренный должник оказался хитрым и осторожным, если в его поведении на начальной и последующих стадиях отношений с кредитором не удалось выявить (или доказать) составы иных преступлений (мошенничества, незаконного получения кредита, подделки официальных документов и др.). Потому что ст. 177 УК РФ - единственная в современном российском праве - дает основание для привлечения недобросовестного должника к уголовной ответственности лишь за то, что он после вступления в законную силу судебного акта о взыскании задолженности в крупном размере длительное время не погашает ее без уважительных к тому причин.
Кроме того, рассматриваемая уголовно-правовая норма подкрепляет обвинение и при вменении должнику совокупности преступлений. Практика показывает, что обвинение по ст. 177 УК порой более прочное и убедительное, оно сохраняется и тогда, когда отпадает обвинение по иным статьям (159, 201, 174.1 и др.).
При реализации против злонамеренного должника уголовно-процессуального способа взыскания порой возникают ситуации, когда виновного удается привлечь к уголовной ответственности, однако суд ограничивается назначением наказания, не связанного с лишением свободы, либо подсудимый подпадает под амнистию. Если при этом, однако, удовлетворен иск потерпевшего, но осужденный (должник) и далее долг упорно и без уважительных причин не гасит, пострадавший может вновь поставить вопрос о привлечении должника к уголовной ответственности - на этот раз по ст. 177 УК РФ. 
В отношении лиц, совершивших злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности, применение амнистии серьезно ограничено.
Злонамеренным должникам нередко удается избежать уголовной ответственности ввиду объявления амнистии. Правом объявления амнистии согласно ст. 103 (п. "ж") Конституции РФ наделена Государственная Дума Федерального Собрания РФ, которая это право регулярно использует. Особенно широка была практика объявления амнистий в конце прошлого и в начале нынешнего века, но и ныне ни один год в России не проходит без амнистий. Одна из масштабных амнистий, проведенная сравнительно недавно, состоялась по Постановлению Государственной Думы от 19.04.2006 N 3043-IV ГД "Об объявлении амнистии в связи со 100-летием учреждения Государственной Думы в России".
Под амнистию обычно подпадают лица, совершившие преступления небольшой и средней тяжести, а именно такие, как правило, и вменяются злонамеренным должникам.
Помимо этого надо учесть, что под амнистию чаще всего подпадают женщины. Злонамеренные должники совершают обычно в отношении своих кредиторов экономические преступления и ненасильственные преступления против собственности. Среди лиц, совершающих такие преступления, доля женщин значительно больше, чем среди тех, кто совершает насильственные и иные общеуголовные преступления. Поэтому амнистии в целом существенно ограничивают возможности по привлечению к уголовной ответственности и наказанию злонамеренных должников.

Вследствие изложенного периодически возникают проблемные ситуации: против недобросовестного должника возбуждается уголовное дело, однако в период предварительного расследования или при рассмотрении дела судом объявляется амнистия, и тогда большая работа, осуществленная правоохранительными органами и кредитором в рамках уголовного процесса, утрачивает смысл; либо эта работа вообще не начинается кредитором, поскольку в связи с уже объявленной амнистией она становится бесперспективной. В итоге злонамеренный должник чувствует свою безнаказанность и не погашает долг.
Вместе с тем принятие акта амнистии при строгом соблюдении закона зачастую не избавляет злостного должника от уголовной ответственности по ст. 177 УК РФ, в то время как иные совершенные им против кредитора преступления под амнистию подпадают (за исключением, пожалуй, одного - предусмотренного ст. 315 УК РФ). Существенное различие обусловлено тем, что предусмотренное ст. 177 УК РФ преступление является длящимся. Определение длящихся преступлений дано в п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 04.03.1929 "Об условиях применения давности и амнистии к длящимся и продолжаемым преступлениям" (с изм. от 14.03.1963): это действие или бездействие, сопряженное с последующим длительным невыполнением обязанностей, возложенных на виновного законом под угрозой уголовного преследования. Там же указано, что такого рода преступления характеризуются непрерывным осуществлением состава определенного преступного деяния.
Почему длящееся преступление с меньшей вероятностью подпадает под амнистию? Дело в том, что амнистия не объявляется на будущее, она может распространяться лишь на уже совершенные деяния. Согласно ч. 2 ст. 84 УК РФ "актом об амнистии лица, совершившие преступления, могут быть освобождены от уголовной ответственности". Поскольку, указывая на преступления, законодатель использовал прошедшее время, могут быть амнистированы только те деяния, которые предшествовали акту амнистии. Иное означало бы разрешение на совершение определенных преступлений в будущем.
Поэтому для определения уголовно-правовых последствий надо устанавливать начало и, что еще более важно, конец длящегося преступления. Если в период его совершения была объявлена амнистия, но преступление продолжает осуществляться, виновный не может быть амнистирован. Это правило выводится логическим путем из действующих правовых норм, и, кроме того, на него обратил внимание нижестоящих судов Верховный Суд СССР в упомянутом выше и сохраняющем юридическое значение Постановлении (п. 4).
Итак, амнистия применяется лишь к тем предусмотренным ст. 177 УК РФ преступлениям, которые окончились до ее издания. К преступлениям, продолжавшимся после издания амнистии, таковая не применяется. Причем изучение практики показывает, что чаще имеет место второе, т.е. и после издания акта амнистии злостный должник не изменяет себе и продолжает уклоняться от погашения кредиторской задолженности.
Вот почему при расследовании особенно важно устанавливать момент окончания рассматриваемого преступления. В Постановлении Пленума Верховного Суда СССР (п. 4) дан такой ориентир: "Длящееся преступление начинается с момента совершения преступного действия (бездействия) и кончается вследствие действия самого виновного, направленного к прекращению преступления (в анализируемых здесь ситуациях - направленных к погашению задолженности. - П.С.), или наступления событий, препятствующих совершению преступления, например вмешательство органов власти (временное отстранение от должности руководителя организации-должника в порядке ст. 114 УПК РФ, взятие его под стражу и др. - П.С.)".
Описанное преимущество (как и большинство здесь приводимых), однако, не проявляет себя автоматически. Изучение показывает, что суды первой инстанции порой игнорируют разъяснения Пленума Верховного Суда и при решении вопроса о применении амнистии к лицам, привлеченным к ответственности по ст. 177 УК РФ, момент начала и окончания преступного деяния не устанавливают. В свою очередь, прокуроры не обращают внимание судов на соответствующие обстоятельства в ходе разбирательства по делу, пробелы в решениях судов оставляют без надлежащей правовой оценки и реагирования.
В связи с этим особая роль объективно принадлежит потерпевшим и их представителям, которые вправе обращать внимание судов на соответствующие обстоятельства, в необходимых случаях заявлять свои возражения и обжаловать принятые постановления и приговоры.

За злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности виновного можно привлечь и тогда, когда истек срок давности по иным преступлениям небольшой тяжести (иногда - и по преступлениям средней тяжести), которые должник может совершать против кредитора.
Во-первых, временем совершения ряда преступлений указанной направленности (например, предусмотренных ч. 1 ст. 159 УК РФ, ч. 1 ст. 165 УК РФ, ч. 1 ст. 176 УК РФ и др.) считается момент передачи средств от кредитора должнику. Преступление же, предусмотренное ст. 177 УК РФ, начинает совершаться значительно позже, после того, как кредитор добьется вынесения судебного акта о взыскании просроченной задолженности и этот судебный акт вступит в законную силу (из практики - от одного года до пяти лет с момента возникновения долга).
Во-вторых, срок давности за уклонение от кредиторской задолженности (которое, как указано выше, является длящимся преступлением) исчисляется не с момента передачи средств от кредитора должнику, а с момента окончания деяния, которое нередко выражается в длительном (исчисляемом месяцами и даже годами) бездействии. В качестве подтверждения этой мысли можно сослаться на п. 4 все того же Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 04.03.1929 "Об условиях применения давности и амнистии к длящимся и продолжаемым преступлениям" (с изм. от 14.03.1963), где разъяснено: "Срок давности уголовного преследования в отношении длящихся преступлений исчисляется со времени их прекращения по воле или вопреки воле виновного".
В результате срок давности оказывается значительно большим, нежели два года (если считать с момента начала уклонения, а тем паче - с момента возникновения долга), и, более того, кредитор, следуя правильной тактике, может его пролонгировать.

Преступление, предусмотренное ст. 177 УК РФ (в отличие от большинства иных, которые защищают интересы кредитора), имеет формальный состав, что облегчает доказывание в уголовном судопроизводстве вины привлеченного к уголовной ответственности должника.
Соответственно сторона обвинения в уголовном процессе не обязана доказывать, что потерпевшему причинен ущерб, а также размер этого ущерба и причинно-следственную связь между действиями (бездействием) обвиняемого и наступившими последствиями. Вместе с тем большинство иных преступлений, совершаемых должником против кредитора, имеют материальный состав (ст. ст. 165, 173, 176, 195, 196, 197, 201 и др.), и доказывание перечисленных обстоятельств при вменении этих преступлений необходимо.

Статья 177, в отличие от иных статей УК РФ, обеспечивающих погашение задолженности, защищает не только кредитора по первичному обязательству, но и лиц, которым было уступлено право требования, а также тех, к кому оно перешло в порядке регресса или суброгации.
Данное преимущество объясняется тем, что правопреемник первичного кредитора имеет право обратиться в суд для взыскания проблемного долга в свою пользу, и, если после вступления в законную силу соответствующего судебного акта должник будет злостно уклоняться от его исполнения, потерпевшим от этого преступления явится новый кредитор. Вот почему ст. 177 УК РФ особый интерес может представлять для страховых организаций и коллекторских агентств, получивших распространение последнее время в экономической практике России.

Статья 177 - одна из немногих в УК РФ, которая защищает интересы банков, осуществляющих потребительское (розничное) кредитование граждан и сталкивающихся с недобросовестными заемщиками.
Дело в том, что нормы об иных преступлениях в сфере экономической деятельности, которые защищают банки от недобросовестных заемщиков (ст. ст. 171, 173, 176, 195, 196, 197 УК РФ и др.), к рассматриваемым отношениям неприменимы, поскольку получающий кредит для удовлетворения своих бытовых нужд гражданин субъектом этих преступлений не является. Вместе с тем данное преимущество, в отличие от остальных перечисленных выше, имеет значение только для кредитных организаций, что, однако, не снижает его актуальности.

Заказать услугу


Вернуться к списку